Биатлон – фигня, главное – маневры

0
1488

Из Ханты-Мансийска уходит биатлон. Мем, казавшийся еще 2-3 года бредом профессиональных злопыхателей, с пугающей быстротой обретает почву – фактуру, которой все сложнее возражать.

Степан Охотников

Начало лета ознаменовалось настоящей «атакой» Росгвардии на российский биатлон. Ну, то есть – что значит атакой? Росгвардия выполняет свою работу и чуть более того, а «некоторые» биатлонные стадионы не выполняют даже возможного. «Под запрет» попали два из трех отечественных стадиона имеющих категорию «А» (то есть способные проводить соревнования любого уровня, включая чемпионаты мира) – в Сочи и в Ханты-Мансийске. Росгвардия запретила использовать малокалиберные винтовки на олимпийском стадионе «Лаура» и Центре зимних видов спорта имени Филиппенко. По логике запретительных органов там годами (и даже десятилетиями) нарушались правила безопасности использования оружия и боеприпасов, а далее все должно быть хорошо. Правда для этого нужно поработать, а делать это любят, увы, далеко не все, от кого в нашем биатлоне что-то зависит. Что касается Сочи – под угрозой оказался августовский сбор национальной команды России, новостные ленты и соцсети уже мечут по этому поводу громы и молнии.

В Ханты-Мансийске пока спокойно – там тренировочные занятия сборной России не предусмотрены, по крайней мере до первого снега. В июне в столицу Югра прилетал глава Союза биатлонистов России Владимир Драчев и, вроде бы, на встрече с Натальей Комаровой поднимал вопрос – как там у югорчан в отношении запрета Росгвардии? В ответ Владимир Петрович услышал что-то в духе – «эту проблемку мы решим». Хотелось бы, как говорится, верить… Пока же цифры следующие.

В Югре, как известно, есть собственная сборная по биатлону – и не одна, а во всех возрастных категориях. Минувший сезон команда закончила безоговорочным лидером российского рейтинга. В сезоне грядущем сборная (возглавляемая олимпийским чемпионом, а с недавних пор еще и главой тренерского Совета СБР Евгением Редькиным) рассчитывает свои лидерские позиции удержать. Что для этого нужно? Правильно – усердно тренироваться. Однако, делать это на стадионе, принимавшем десяток этапов Кубка мира и два чемпионата мира, с недавних пор нельзя. А выезжать тренироваться в другой регион – это (автор навел справки) ведет к увеличению бюджета на 500 тысяч за каждый сбор. Бюджету на биатлон в Югре многие регионы, конечно, завидуют, однако и он не бездонный – если дело пойдет такими темпами, то уже к октябрю-ноябрю деньги на подготовку закончатся и, вышедшая на пик формы, основная, юниорская и прочие команды попросту не смогут выехать для участия в российских соревнованиях.

Но это еще не все. Серьезность решений Росгвардии хорошо известна – эти если чего запретили, просто так без оснований не передумают и за красивые глаза снова не обратно разрешат. Не стану догадываться – что думают по этому поводу власти ХМАО-Югры – не удивлюсь если они существуют в некой параллельной реальности и добрые намерения Натальи Комаровой помочь биатлону выйти из ситуации могут так и остаться добрыми намерениями («Вы уж там между собой разберитесь – в округе своих вопросов хватает»). Что касается Директора департамента спорта Сергея Артамонова, то за год своей работы на новом месте он был настолько неприметен, что многие любители спорта, боюсь, даже фамилии его не запомнили. Чем все это грозит? В конце ноября-начале декабря в Ханты-Мансийске должен пройти первый этап Кубка России, в конце марта-начале апреля – чемпионат страны. Кроме них – еще пять стартов различного уровня включено в официальный календарь Союза биатлонистов России. Что будет – если до октября/ноября претензии Росгвардии (а письмо с их списком было прислано, как у военных водится, очень заранее) не будет устранены (сняты)? Элементарная схема будет – соревнования придется переносить. Например, в Уват. И вот тогда биатлон реально начнет свой исход из региона. Думаете, невозможно? Так же думали в Мурманске, Новосибирске и Ижевске – в ту пору когда там (еще не так давно) проводили соревнования мирового уровня. Что сейчас с этими центрами? В российский календарь более-менее пока вписываются… Хочет Ханты-Мансийск оказаться с ними в одном перечне?

Кто, в итоге, будет решать разрешительные вопросы югроского биатлона? Губернатор? Руководитель департамента спорта? Директор «ЮграМегаСпорт? Инсайдеры сообщают что последний, кое как выкрутившись из эпопеи с ратраками сейчас не знает — как провести шахматную Олимпиаду – столько там собралось труднопроходимых вопросов. К вопросу о способности обоих решать оперативные вопросы — письмо из Росгвардии о том что стрельбище биатлонного центра может быть закрыто лежало, кстати, у них на столе уже весной. Что было сделано для того чтобы не допустить ситуации? Наверное, что-то сделано было, но делу это никак не помогло. Доложить наверх Губернатору ответственные руководители не стали – то ли испугались, то ли не для того их Наталья Владимировна на работу брала, чтобы они ей письмами докучали. В конце концов – что такое биатлон в системе чиновничьих координат? Индустрия развлечений – не более того.

Вот и получается, что лишенный, в силу политических моментов, возможности приглашать международные старты Центр имени Филиппенко скоро может вовсе лишится статуса ведущей, даже российской биатлонной арены. И самое печальное – что дела до этого, кроме как биатлонистам, похоже, никому нет.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ