Золотое сердце России

0
5133

Географический центр Советского Союза находился недалеко от села Корлики Нижневартовского района. В 80-е, 90-е годы энтузиасты организовывали туда лыжные переходы. В связи с геополитическими реформами этот центр теперь переместился. Но и в масштабах Российской империи, и на карте современной России Югра всегда была сердцевиной страны. А разве могло у такой великой державы сердце оказаться холодным? С середины прошлого века оно мощно запульсировало нефтью и газом, и наш округ стал энергетическим сердцем, обеспечивающим этими золотовалютными сырьевыми ресурсами весь хозяйственный организм государства. Однако сердце называют золотым не по его бюджетообразующей значимости. Золотое сердце – значит доброе, щедрое, бескорыстное, способное любить. Такой я знаю Югру уже более тридцати лет.

IMG_8447-1024x683

Подарок к юбилею округа

В те годы, когда Ханты-Мансийский округ входил в состав Тюменской области, окружная власть не имела действенных рычагов влияния на жизнь в городах и весях, особенно к востоку от окружного центра, где в новых вахтовых и рабочих поселках все решало начальство главка и обкома КПСС. Большинство населения, прибывавшего на ударные стройки по комсомольским путевкам после демобилизации из армии или по окончании институтов и техникумов, вовсе не понимало роли такого административного образования как автономный округ – какая автономия в советском государстве? Тем не менее ежедневно в рабочих столовых в обеденный перерыв все слушали передачи окружного радио, а мы, местные журналисты, иногда во время значимых событий встречались с коллегами, которые представлялись сотрудниками окружной газеты, которую никто никогда не видел. Летом 1980 года на дороге из Нижневартовска на Самотлор появился транспарант, сообщавший о том, что Ханты-Мансийского округу исполняется 55 лет.

К юбилеям принято готовить подарки. Мне запомнился один из приказов начальника НГДУ Мегионнефть Георгия Арнопольского, в котором в рамках подготовки к предстоящему 55-летию округа перечислялись меры шефской помощи национальному поселку Корлики, в том числе подарки ребятишкам, которые учились в интернате, а также оплата авиабилетов одному из выпускников интерната, который поехал поступать учиться в Ленинград. В случае его принятия в вуз руководство предприятия обещало в течение всего периода учебы выплачивать ему стипендию.

43078.14

Со времен Нестора Летописца

Первое письменное упоминание о Югре находим у Нестора Летописца. В ХI столетии, когда он жил, земля с таким названием была известна торговым и служивым людям. Вполне возможно, что для Ермака и его дружины, прибывших сюда в конце ХVI века, этот край не был terra incognita.

О жизни и быте жителей столицы остяцкого княжества достоверных сведений не сохранилось. Правда, у склона Самаровской горы сегодня представлена наглядная версия бытовой сценки из эпохи палеолита: возле чума семейство наших предков наблюдает за шествием на водопой семейства мамонтов. Наверное, в то время для жителей здешних мест появление мамонтов за околицей означало примерно то же, что для нас – прибытие участников этапа Кубка по биатлону. Не часто, но уже привычно.

В 1582 году князь Самар не сумел отстоять свои земли. Через полвека на месте его столицы был учрежден Самаровский ям, и в 1635 году царь Михаил Федорович распорядился отправить сюда 100 ямщиков с жёнами и детьми. Вообще в истории Югры немало фактов, свидетельствующих о внимании важных государственных особ к этому краю. Наверное, это можно считать признаком его избранности, особой судьбы.

На рубеже XIX-XX веков Самарово стало зажиточным селом. Здесь появились владельцы крупных угодий, купцы и рыбопромышленники. 9 июля 1891 года Самарово посетил Его Императорское Высочество Цесаревич Николай Александрович (Николай II). Наследнику престола минуло 23 года, через три года ему предстояло принять державный скипетр.

В 1906 году в Самарово прибыли первые ссыльные. Ссылка «борцов за свободу» в эти края продолжилась и в советское время.

Трагические события первой половины ХХ века — две мировые войны, революции, массовые репрессии, жестокие социальные эксперименты – не обошли стороной и Югру.

information_items_2581

Сибирские немцы, калмыки, мадьяры

Начиная с 1930 года, население округа стало пополняться спецпереселенцами. Среди них были не только русские из разных областей Советского Союза, но и татары, чуваши, марийцы, поляки, немцы, мадьяры, «нацмены». С конца 1939 года здесь было расселено большое число немцев, а затем калмыков, западных украинцев. Старожилы вспоминают, что немцы и калмыки отличались трудолюбием, были добродушны, отзывчивы. Переселенка из числа немцев Лидия, которая всю войну и позже работала в Ханты-Мансийске на лесозаготовках для рыбокомбината, вспоминает, что ни в то время, ни после она не слышала ни слова упрека в свой адрес по поводу своей национальности.

Однако ни репрессии, ни тяжелые жизненные условия не озлобили людей. Наоборот, в таких трудных обстоятельствах еще ярче проявлялись лучшие человеческие качества. Когда в 1944 году в округ было доставлено около тысячи ребятишек из блокадного Ленинграда, жители поселков несли к прибывавшим пароходам все, что имели – продукты, одежду, чего не хватало и для своих детей. Некоторые забирали едва живых блокадников к себе домой.

Еще перед войной в округе начался перевод коренных народов Севера на оседлость. В 1950-е годы из маленьких поселков по реке Назым ханты переселялись в п. Кышик Ханты-Мансийского района. Некоторым семьям приходилось самим строить новые дома. Для 50 хозяйств новоселов было построено всего 34 дома. В одной из справок тех лет говорилось, что ханты и манси не имеют необходимых навыков ведения строительства, и что необходимо оказать им помощь квалифицированными плотниками, столярами, печниками. Эта задача решалась тогда организацией шефской помощи промышленных предприятий над колхозами. Однако шефы по-разному относились к этой своей обязанности. В архиве Югры хранятся воспоминания участников тех событий. Чтобы заставить людей переселиться на новое место, им угрожали, что иначе у них заберут детей. Впрочем, детей и так забирали – в интернаты. Делали это принудительно. Конечно, показатели грамотности сразу росли, в новых поселках можно было организовать колхозы, звероводческие производства, рыболовецкие артели, но у коренных жителей надолго сформировалось настороженное отношение ко всему, что исходило от власти. Помню, как в 90-е годы в селе Варьеган Нижневартовского района решили создать Варьеганскую Республику. Жители села вполне серьезно решили выйти из состава РФ, считая, что от государственной власти они не имеют должной помощи и внимания.

61d358_16ca1dc580ef483eae6c134c24c6919cПрощание с балками

Когда люди уезжали с обжитых мест на целину, на Самотлор, на БАМ, они готовы были к трудностям. Наш народ вообще никогда не жил во всеобщем комфорте. И трудности, как известно, закаляют как нацию. Но также, как и зима, морозы, они должны иметь конец, а у человека всегда должна быть надежда на благоприятную перспективу.

В советское время, конечно, многое здесь было построено и совершено – это все наглядно. Но много было и демагогии, партийного чванства, чиновничьего бюрократизма. На многочасовых партийных, комсомольских, профсоюзных собраниях никого в президиуме не интересовало, что женщинам надо забирать ребятишек из садиков, возвращаться в нетопленый балок, а еще и водовозку ждать. В резолюциях этих заседаловок неизменно предусматривались меры по улучшению социально-бытового положения работников, но количество балков не уменьшалось, очереди в детские сады не сокращались. Позже, в 90-е годы, никто не препятствовал тому, что большинство ведомственных дошкольных учреждений были перепрофилированы – в них разместились налоговые инспекции и прочие оказавшиеся более востребованными новой властью учреждения. И только пять лет назад руководство округа добилось государственной поддержки целевой программы по переселению жителей округа из балков и прочих ветхих строений. В это же время были предприняты энергичные усилия власти и по сокращению очередности в детские сады. В этом году в Югре все дошколята старше трех лет получили путевки в садик.

Конечно, мы ехали сюда не ради комсомольской бутафории, а ради того, чтобы испытать себя, принять участие в больших событиях, послужить Отечеству. И хотя в то время не было еще Интернета, мы осознавали геополитическую обстановку, что у России нет других союзников, кроме нашей армии и флота, которые надо содержать. А для этого нужна была нефть. Только много позже мы узнали, что про армию и флот так говорил еще Александр III, однако в мире ничего с того времени не поменялось. Как и до сих пор.

В каждом поколении есть люди, которым не сидится в теплом месте. Из таких единомышленников набирали себе команды Ермак и Салманов. Каждому времени – свое дело. А делатели найдутся.

арвлшпдплрп

Нижневартовский Байконур

Так исторически сложилось, что освоение подземных кладовых Югры шло одновременно с освоением космоса. Наше общежитие в Нижневартовске было на проспекте Космонавтов, переходя по которому, я однажды утонула почти по пояс. Космонавты приезжали на «Самотлорские ночи», встречи с ними были столь же многолюдными, как и с Аллой Пугачевой. А вскоре на Самотлоре появился свой «Байконур» — так в народе окрестили один из нефтяных объектов.

По дороге на Самотлор все меньше остается памятных знаков на местах гибели тех, кто здесь утонул, замерз, разбился… Стоило ли такими темпами штурмовать сибирские недра? Мне в разное время пришлось общаться с разными иностранцами, работавшими на нефтепромыслах Нижневартовского района. Работников Белорусского и Ивано-Франковского УБР иностранцами считать не имею оснований, поскольку они, как и другие вахтовики со всего СССР, работали там в таких же условиях, некоторые позже переходили на постоянную работу, привозили семьи. Канадцы, американцы, европейцы, работая в Югре, обычно недоумевали, зачем надо было в таких суровых условиях строить здесь города, когда вполне возможен был и более дешев вахтовый метод нефтедобычи? Иностранцы из дальнего зарубежья жили в сибирской командировке в невиданно комфортных по тем временам для наших вахтовиков условиях – с душем и бутилированной питьевой водой, прочими техническими, гигиеническими и гастрономическими благами и искренне не понимали, ради чего можно от этого отказаться. Россию Европе, действительно, не понять, английским дюймом не измерить.

Специалисты иностранных компаний были уверены, что только их компании могут навести порядок в российском ТЭКе. Какие мы были наивные, что принимали их намерения за чистую монету!

…Наверное, потомки сделают более объективный анализ результатов выполнявшихся здесь в разное время задач. Даже в советское время были сомнения, следовало ли создавать здесь растениеводческие колхозы и совхозы, а также хозяйства мясо-молочного направления. Но ведь эти сибирские хозяйства так пригодились во время войны, когда сельскохозяйственные житницы Союза оказались в немецкой оккупации, сибиряки поставляли на фронт и в европейскую часть страны продукты сельского хозяйства, рыбу и дары леса.

И в наше время звучат вопросы, стоило ли округу обособляться в реальную автономию в 90-е годы, избавляться от так называемых непрофильных производств в нефтедобыче, от всего традиционного, отечественного в образовании и культуре? На некоторые вопросы ответ очевиден уже сегодня. Конечно, с расстояния пространства и времени делать выводы проще. Пусть они там, в будущем, сделают правильные выводы из того, что у нас получилось.

Впрочем, русский историк Ключевский считал: «История — это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».

Добыча

Про любовь с первого взгляда

Встречаясь с ветеранами-нефтяниками, видишь, что несмотря на то, что они разные по национальности, по современным политическим пристрастиям, они все восторженно любят эти города и поселки, предприятия, где живут и работают уже совсем другие люди.

Казалось бы, люди отдали этой земле молодость и здоровье, не всякий из них заработал даже достойной пенсии – откуда восторгу бы взяться? Однако любовь и меркантильность – две вещи несовместные. Несмотря на то, что климат у нас не поменялся и до европейских уровней нам по многим показателям далековато, во время общественного обсуждения региональной Стратегии 2030 большинство его участников высказались за дальнейшее развитие округа, за то, чтобы он оставался нашим постоянным местом проживания, а также наших детей и внуков. Как можно расстаться с землей, на которой ты строишь города и где растут твои сыновья?

…Я тоже люблю Нижневартовск. Люблю, когда там цветет черемуха – ее не много, и потому нельзя равнодушно пройти мимо каждого куста. Она по-прежнему растет возле деревянных двухэтажек, построенных еще в 60-е студентами одного из киевских вузов. На одном из этих домов еще в 80-е годы сохранялось прощальное приветствие студотряда: «Мы вернемся к тебе, Нижневартовск!» Понимаю тех, кто обожает Сургут или Ханты-Мансийск. Каждый уголок земли достоин восхищения. Тем более, если в эту землю всей страной вложено столько труда и души. Поэтому вполне логично, что увидев Югру, можно влюбиться в Россию. С первого взгляда и навсегда.

ОЛЬГА САНТАЛОВА

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ