Семейные истории: Время собирать камни

0
6148

— Я вот смотрю на вас – то муж не такой, то карьера никак, то денег не хватает… Да разве это проблемы?! У вас есть возможность говорить по вечерам самому родному человеку на свете «спокойной ночи», у вас есть возможность целовать маленький тепленький комочек, потягивающийся и кричащий «Не хочу в садик!». У вас есть желание открывать глаза по утрам. У вас есть будущее. У вас есть дети. Остальное не в счет.

%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%89%d0%b8%d0%bd%d1%8b-%d0%b8-%d0%b3%d1%80%d1%83%d1%81%d1%82%d1%8c-2

Я не видела Полину очень долго. Лет 10 точно. А тут, по чистой случайности встретились в городе, где я сейчас живу. Оказалось, она здесь проездом, рейс только завтра, а впереди целая ночь. Конечно, я пригласила ее к себе.

Мы росли в одном дворе, ходили в одну школу, правда, учились в параллельных классах. Всегда вежливая, опрятная, умная и спокойная девочка. Мы не дружили, не были лучшими подругами, но всегда поддерживали отношения, типа: «Привет, как дела». Хотя, идя вместе во взрослую жизнь, всегда были друг у друга на виду.

— Ты же знаешь моих родителей… Всегда под присмотром. Всегда самая правильная, отличница. Однако, я же никогда не была ограничена в свободе. Гуляла с Настей, ты же помнишь её? Ну, еще бы. Мы же не разлей вода были. Подружки до гроба. Даже как-то клятвы друг другу давали – на крови, все как положено.

Конечно, я все помню. Две девочки-припевочки. В компаниях бывали редко, больше все сами по себе.

— А нам всегда было весело друг с другом. У нас что ни день, то приключения. Мы любили выдумывать, фантазировать. Захотим – с гитарой в лес. Захотим – на речку с удочкой. Да даже просто наворачивать круги вечерами по микрорайону нам было не скучно. А с мальчиками… ну ты и сама знаешь, что ничего серьезного не было. Да, любила, да — провожали, целовались. А дальше – ни-ни. Я же правда считала, что секс – только после свадьбы. Только с любимым человеком, с тем, кто на всю жизнь, а не с тем, кто просто способен проводить домой после дискотеки. А что случилось с моим мозгом потом – до сих пор не понимаю…

Полина скомкала салфетку, которую уже минут пять теребила в руках, и подтянула под себя ноги, как будто пытаясь спрятаться от воспоминаний. Я не давила. Конечно, я немного не понимала, что мне предстоит узнать, но было ясно, что это не то, чем стоит гордиться и кричать на каждом углу.

— А Сашку помнишь? Брата Насти?

Саша был на два года старше сестры. Их растила одна мама, поэтому парень уже давно взял семью в свои руки – стал главой, так сказать. Настя всегда переживала, как бы братец не узнал, что она двойку схлопотала по алгебре, или, чего хуже, что она курить начала… Даже их мама всегда интересовалась мнением своего старшенького по любому вопросу. Да он, нужно сказать, достоин был того, чтобы его мнение уважали. Взрослый не по годам. Знает, чего хочет в этой жизни и как этого добиться. У него было много друзей и еще больше поклонниц, которые писали ему длинные любовные письма и разрывали домашний телефон своими звонками. Да уж, и внешностью его Бог не обделил – красавец.

— Мы с Настей были как сестры, а Сашку я всегда как старшего брата воспринимала. Я часто оставалась у них ночевать, и вечерами мы с Настей сидели у окна и считали, сколько раз Валька Сидорова и Оля Матвеева под окнами пройдут, пока Сашка уроки делает. Видимо, надеялись, что он выйдет и обратит на них внимание. Смеялись до колик в животе. А потом все втроем дрались подушками или танцевали до упаду под всякие глупые песенки. Когда он закончил школу и уехал, мы перешли в десятый класс. Настя вздохнула спокойно, что избавилась от тотального контроля за своей личность, а я.. а мне было все равно.

Полина смотрела в окно, где тяжелые осенние тучи затягивали луну. В её глазах стояла такая тоска, что в ней можно было утонуть.

— А потом и нам с Настей пришлось расстаться. Мы знали это и готовились. Я решила после школы ехать сюда учиться, она – туда, к брату. Вот как-то так. Звонили друг другу часто первые полгода, плакали в трубку, как нам плохо, а потом привыкли. Новые знакомства, новые впечатления. Новая жизнь. А Сашка… Да что Сашка? Я его три года не видела, да еще бы столько же… не расстроилась.

Я только закончила первый курс, приехала домой, чтобы скоротать время на каникулах между учебой и практикой. Время, я тебе скажу, нашла не самое подходящее – все знакомые или еще сдавали сессию, или уже сдавали сессию. Вышла как-то днем за хлебом, а тут Сашка. По делам, говорит, приехал. С документами что-то, даже не скажу точно. Ну, разговорились, конечно. Все-таки не чужие люди. Он и позвал вечером с друзьями погулять – то да се. Я всех знаю, давно не видела. Согласилась.

Ты знаешь, весело было. До сих пор помню – устроили танцы на даче, человек десять, столько всего обсудить нужно – кто, где, на кого учится… А потом, в общем, вспоминаю и никак понять могу, как оказалось, что мы с Сашкой одни остались. Трезвые оба. Не думай, что по-пьяни. Трезвые. В общем, там все и случилось. Не по плану. Не по любви. Даже и не знаю, как назвать. А на следующий день я снова уехала на учебу, Сашка вернулся к своим делам. На некоторое время все забылось.

О том, что беременна, я стала догадываться намного раньше, чем рискнула и все-таки сделала тест. Представляешь, в каком я была ужасе? Мне только 18, образования нет! Я же даже понять не успела, что такое жизнь! С мужчиной была всего один-единственный раз и тут такое… Набралась храбрости, позвонила Саше. Рыдала в трубку. А он… Столько лет спустя в голове до сих ор стоят его слова «Ты же понимаешь, что ребенок нам сейчас не нужен. Очень жаль, что я не могу быть сейчас рядом с тобой». А потом он сменил номер.

На тот момент мне было так обидно! Да, если бы я захотела, я бы оставила ребенка, но дело в том, что по глупости я была согласна с ним. Понимаешь? Я была согласна на аборт, но мне так нужна была его поддержка! А он, тот, которого я всегда считала идеалом мужчины, просто «слился» и оставил меня одну в такой момент.

Я не могла обратиться к родителям. Стыдно было, жуть просто. Как приставляла, что вернусь в родной город с животом, одна… Мама с папой такие надежды на меня возлагали, а тут – ребенок с ребенком. В общем, пошла в больницу.

У меня девочка была. Дочка, я знаю. Она мне снилась постоянно. Сидит на полянке, светловолосая, с кудряшками, как папа, тянет ко мне руки. Я смотрела на нее, а подойти боялась. Можно покурить?

Полина встала и подошла к окну. Распахнув его, достала из сумки пачку сигарет и дрожащей рукой достала одну. Однако, посмотрев на нее, переломила пополам и присела на подоконник.

— Перед тем, как отправиться на прерывание беременности, необходимо поговорить с батюшкой. Он смотрит на тебя и спрашивает: «Зачем? Почему?». Мне было противно от себя самой, но другого выхода я тогда не видела. Сидела и молчала. А что я могла ему сказать? Что я дура? Наверно, он и так это знал. А потом были врачи, анализы и час икс. Мне поставили укол и последнее, что я помню, как качался белый потолок. И темнота.

Не знаю, сколько времени прошло, когда я наконец пришла в себя. Все те же белые стены, боль внизу живота, а еще больше – в сердце. Вернулась из больницы и проплакала всю ночь. А потом начались осложнения – воспаление какое-то. Температура под 39, боли все сильнее. Вызвала скорую, которая и увезла меня обратно.

Около недели я пролежала в больнице. Врач сразу мне сказала, что детей, скорее всего, у меня больше не будет. Но тогда, в 18 лет, это звучало не так, как звучит сегодня – не как приговор. А дочка приходила ко мне каждую ночь. Только теперь она не улыбалась, а плакала, не тянула ко мне руки, а убегала. Я же, спотыкаясь о длинный больничный халат, каждую ночь пыталась догнать её и успокоить, но не получалось. До сих пор не получается.

Столько лет прошло, а я не могу забыть. Сегодня у меня вроде бы все хорошо – карьера, высокая зарплата, своя квартира в элитном районе, в ипотеку правда. Только семьи нет. Были, конечно, мужчины, готовые к её созданию, но зачем им я? Все они рано или поздно захотят детей, которых я не смогу им подарить. Да, я много ездила по различным клиникам – везде одно и то же: врач с грустным лицом сообщает тебе «Я очень сожалею, но…». Наслушалась.

А Сашка… У него все замечательно. Жена, двое детей – сын и дочка. Мы с ним никогда не виделись и не разговаривали больше, но я все равно знаю! Все! Они такие счастливые на фотографиях, и я ненавижу его за это. Нет, пусть ему будет хорошо, но я не перестану ненавидеть его. И себя. Никогда.

Записала СОФЬЯ ПЕТРОВСКАЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ