Восхождение на Неройку. По стопам первопроходцев

0
2951

В далеком 1926 году началась первая научная экспедиция на Приполярном Урале. Экспедиция, во главе с Александром Алешковым, с большим трудом продвигалась на лодках и нартах по болотистой тундре. За два года геологам удалось исследовать одно из последних белых пятен Земли, открыть самые высокие вершили Урала и богатые месторождения горного хрусталя. Теперь, 90 лет спустя, по их стопам должны были пройти мы – тропой первопроходцев.

809A7757

Покорять гору Неройка собрались представители органов власти, журналисты, туроператоры, представители общественных организаций и просто любители активного отдыха – в общей сложности в нашей группе было около 20 человек. Вместе нам предстояло не только пройти по новому туристическому маршруту Югры, покорить одну из самых высоких гор, но и испытать собственные силы.

Для меня поход начался еще ночью – лежа в теплой кровати дома моя бурная фантазия начала проецировать в голове всевозможные сценарии похода. А если я не дойду? Вдруг что-то забуду? Несмотря на поздний час и предстоящий ранний подъем, уснуть никак не получалось. Когда на сон оставалось лишь пару часов, мне удалось уйти в царство Морфея.

В ожидании многочасовой ходьбы я начала свой день с плотного завтрака перед тем, как отправиться в путь. Первую часть маршрута мы провели в машинах. В шесть утра стряхнуть с себя сон удалось разве что водителям, поэтому, оказавшись на мягких сиденьях автомобиля, мы быстро уснули в обнимку с огромными рюкзаками. Я проспала всю дорогу и проснулась лишь когда машина завернула на летную базу Октябрьского района.

«Выгружаемся,- обратился к сонным журналистам Илья, сотрудник департамента общественных и внешних связей, и пассажиры вместе с вещами быстро покинули автомобиль. — А, нет, нас довезут. Грузимся обратно».

809A6619

В ядовито-зеленом жилете сотрудник аэродрома раздавал указания: «Заезжайте, но не слишком близко к вертолету. Выгрузите рюкзаки и возвращайтесь обратно, будем ждать остальных».

809A6626

Сказано-сделано. Взвалив четырехдневный запас необходимых вещей на спину, мы побрели в сторону воздушного судна. Здесь пришлось вспомнить всеми известную игру Тетрис и применить полученные навыки на практике. Для пассажиров места в вертолете было предостаточно, а вот вещи пришлось припрятать под сиденья. Затем в ход пошли другие свободные места, и в проходе выстроилась крепкая стена из рюкзаков.

От винта

Вскоре на площадку заехала последняя машина с путешественниками и к нам присоединились заместители губернатора Югры Алексей Путин, Алексей Забозлаев и его жена Алла. Расположив в салоне оставшиеся вещи, наша делегация дружно заняла свои места в вертолете.

809A6640

В то время как остальные не придавали происходящему никакого внимания, я с нетерпением ждала взлета. Вот-вот сбудется моя давняя мечта – полетать на вертолете. Завертелись лопасти, зашумел двигатель, высокая трава почти сравнялась с землей – мгновение спустя наша оранжевая птица вспарила в воздух.

Чем выше мы поднимались, тем больше завораживал вид из иллюминатора. Открытые поля сменяли хвойные леса, болота рисовали под нами причудливые узоры, а чистое небо казалось бескрайним. Многочисленные реки и ручьи переплетались со всевозможными оттенками зеленого и желтого в огромную разноцветную паутину. Сложно представить, что 90 лет назад мимо этих самых рек и болот шел путь геологов-первооткрывателей. Именно здесь команда Александра Алешкова в тяжелых условиях исследовала Приполярный Урал, открыв самые высокие вершины и месторождения горного хрусталя.

809A6667

С высоты птичьего полета красота нашей природы казалась еще более невероятной. Большой радостью для всех пассажиров стали открывающиеся окна, ведь так хотелось быть хоть чуточку ближе к этой прекрасной картине, разглядеть еще лучше, запечатлеть каждый миллиметр увиденного.

809A6741

Так и сидели, глядя в окно, стараясь запомнить как можно больше до тех пор, пока не затекла шея от неудобного положения, а промозглый ветер не продул насквозь. Но, даже закрыв иллюминатор, некоторые из нас продолжали изредка оборачиваться, как бы проверяя – не упустил ли чего?

Золотая лихорадка

На момент посадки мы провели в пути не меньше шести часов, ранний завтрак казался уже чем-то далеким, а живот время от времени жалобно урчал. Вертолет медленно опустился на открытую площадку посреди леса – мы прибыли на участок Золотошер. Встретили нас, как говорится, хлебом-солью, да еще и сытным блюдом из оленины.

809A6760

Немного подкрепившись, мы отправились знакомиться с новой местностью. С языка Коми «золотошер» переводится как «золотой ручей» — и неспроста. На сегодняшний день этот небольшой ручей — единственный частный лицензионный участок по добыче золота в Югре. Несмотря на все современные технологии, здесь до сих пор добывают золото традиционным способом.

809A6861

 

На некоторое время мы тоже заразились золотой лихорадкой, и ушли в поиски с головой. Часть нашей группы вооружились лотками и принялись промывать песок в надежде найти немного настоящего золота.

809A6823

«Блестит!» — уверяла Дарья. Было ли там действительно золото или все дело в разыгравшемся воображении мы так и не узнали, но каждый из нас на мгновение почувствовал себя искателем сокровищ.

На Урале по Уралу

Мои опасения о длинном тяжелом походе были напрасными: идти далеко нам не пришлось. Единственное, что потребовало от нас физических усилий – снова запихать рюкзаки, на этот раз в огромный оранжевый внедорожник. Однако поездка оказалась не менее утомительной.

809A6777

Проезжая по камням, рекам и другим неровностям Урал подпрыгивал, а вместе с ним подпрыгивали и пассажиры. Сказать, что внутри было тесно – не сказать ничего. Сиденья между собой поделили самые шустрые путешественники, а сумки быстро заполнили пол автомобиля. Места хватило не всем, но крепкие молодые люди твердо решили ехать стоя – как самые вежливые граждане едут в автобусе. Впрочем, от этой затеи скоро пришлось отказаться. Осознав, что на ногах придется провести несколько часов, ребята соорудили себе сидушки из первых попавшихся рюкзаков. В попытке отвлечься от постоянной тряски пассажиры включились в разговоры по интересам. Одни рассказывали анекдоты, другие вспоминали прошлое восхождение на Народную, а некоторые даже умудрялись сладко спать.

При открытых нараспашку люках в Урале все еще стояла невыносимая духота, и каждая остановка становилась маленьким спасением, и, к тому же, возможностью освежиться в горном ручье и сфотографироваться в живописных местах для новой аватарки.

809A6972

«Сколько еще ехать?» — спрашивал то один, то другой.
«Еще 100 километров, — шутил наш проводник Константин, перед тем как ответить. – Спуск девять километров, потом еще 40 по грунтовой дороге».

Эти девять километров тянулись невероятно долго, казалось, неровный спуск не закончится никогда и мы обречены на вечную тряску. Когда колеса, наконец, встали ровно, грунтовая дорога казалась нам чем-то похожим на новую федеральную трассу. Урал впервые разогнался больше 20 км/час и теперь будто летел мимо деревьев и редких дорожных отметок.

С ветерком мы добрались до следующей остановки. На этот раз водитель высадил нас на старом кварцевом заводе. Вернее, называть его старым будет не совсем правильно, но завод явно пустовал. Несмотря на это, главное здание до сих пор величественно возвышалась над горами кварца. В ходе небольшой экскурсии нас познакомили с процессом производства кварцевого порошка или нанопудры. Эти два понятия отличаются лишь тем, что первое – распространенное название, а второе – тщательно продуманный маркетинговый ход.

809A6993

В нашей группе завязались споры о надобности завода и правильности его расположения, и хоть производство при желании можно возобновить, от гостей поступило немало других интересных предложений. Например, использовать место как площадку для съемки фильма ужасов и не тратиться на декорации, или проводить здесь свадебные фотосессии.

Попрощавшись с кварцем и одиноким железом, мы снова расположились в Урале и снова затряслись на кочках. Грузовик миновал реки одну за другой, а мы вдруг задумались. Сколько мы уже добираемся?

«Двенадцать часов», — посчитала Дарья.

Действительно, половину суток мы провели в пути. Мысль прервала очередная остановка. На этот раз она оказалась конечной. Приехали.

809A7011

Горы и вечный туман

В импровизированной столовой нас ждал настоящий пир – после длинной выматывающей дороги слегка остывший плов казался вкуснее самых изысканных деликатесов. Ели молча, наслаждаясь каждым кусочком. В завершение ужина был заявлен горячий чай, но не сразу. Поскольку вода в реке дистиллированная, в ней полностью отсутствуют соли и минералы. Поэтому на то, чтобы вскипятить чайник уходит не меньше 20 минут. Но когда в руках, наконец, оказалась горячая чашка и тепло медленно начало расходиться по всему телу, в голове завертелись мысли о счастье.

809A7022

Даже в дождливую погоду природа звала к себе, и мы быстро поддались ее уговорам. Люди и кружки расположились на деревянной скамейке, с которой отрывался чудесный вид. Вокруг лес и чистейший воздух, неподалеку журчит ручей. Впереди – вершина горы Саленер, окутанная густым туманом.

«Медитативная гора, — отметил Дмитрий – один из журналистов. – Глядя на нее можно выпить 28 кружек чая».

Перед тем, как подняться на Неройку, мы ознакомились с мансийской легендой о ее хозяине. Бог Нер-Ойка был справедливым, но суровым, и с легкостью мог обратить неприятелей в камень. Поэтому перед восхождением для бога был накрыт стол. Угощения достались и нам, но только после того, как пар перестал подниматься с тарелок.809A7074

Как рассказала местная жительница-манси тетя Галя, Нер-Ойка всегда готов помочь заблудившимся путникам, стоит только мысленно попросить его об этом. Таким образом, ты сам успокоишься, соберешься с мыслями и получишь помощь. Существует еще один способ связаться с хозяином горы — для этого нужно отломить сухую веточку, сломать ее над головой и напомнить: «Нер-Ойка, я здесь». И он поможет.

809A7055

С вечера восхождение казалось невозможной затеей. Дождь лил все сильнее, завывал ветер. Темное небо время от времени рассекали яркие молнии. Решение отложили до утра. Если гора откроется, то сразу после завтрака мы берем рюкзаки и отправляемся в путь. А подниматься в туман и под дождем слишком опасно.

Наутро от ливня остался лишь моросящий дождь, но гора, укутанная беспросветным туманом, оставалась все также далеко. Хозяин горы будто дразнил нас небольшими просветами, перед тем как снова напустить дождь. Выждав уже привычные 20 минут я снова присела на деревянную скамейку. Лесной воздух действует по-особенному: с ним и чай вкуснее, и сидеть не так мокро. А горы продолжали манить к себе, игриво прячась за низкими облаками.

809A7039

Ближе к одиннадцати Нер-Ойка все еще не желал принимать гостей, и дождь снова лил как из ведра. Идти по сухим камням – одно удовольствие, а на скользком подъеме легко получить серьезные травмы. Поэтому восхождение решили отложить до следующего дня.

«Завтра будет отличная погода, и мы поднимемся, это я точно говорю», — пообещал всем Илья. И не прогадал.

В гости к богу

К шести утра дождя будто и не было. По голубому небу медленно плыли пушистые облака, солнце поднималось все выше, согревая промокшую землю и путешественников. Впервые за три дня Неройка полностью показалась и мы, наконец, смогли рассмотреть ее скалистую вершину. Такое начало дня зарядило всех хорошей долей позитива, и даже ранний подъем не смог испортить настроение. Радостное «Доброе утро!» прозвучало в нашем лагере не меньше двух десятков раз – в этот день утро действительно было добрым.

809A7633

За завтраком каждый старался хорошенько запастись едой – складывали как в живот, так и в сумки, чтобы снова подкрепиться чуть позже. Чай, по традиции, переехал на улицу, но на этот раз мы смотрели в сторону утесистой вершины Неройки. Наслаждались редким видом и заодно морально готовились к восхождению.

В горы пошли не все: женщинам-манси подниматься на Неройку запрещено, поэтому туристка Надежда, в венах которой течет мансийская кровь, решила остаться в лагере. Оператор Дмитрий отдал предпочтение озерам. Остальные спешно занимали места в кузове КамАЗа.

809A7644

Рюкзаки, еда, мотивация – все на месте, можно выдвигаться. Грузовик довез нас до плато, оставляя лагерь и ближайшие горы. Дальше машина не пройдет, так что добираться до подножья горы пришлось пешком. Впереди дорогу показывал проводник Алексей. Он поднимался на гору столько раз, что уже сбился о счету. За ним длинной цепочкой растянулась наша группа.

809A7677

Идти по зеленой поляне оказалось нелегко: на каждом шагу ноги уходят в податливый мох. Ощущение, будто идешь по колено в песке. Идешь, не задумываясь о времени. Часов у меня не было, но и смотреть на них не было необходимости. Легкую усталость в ногах полностью затмили завораживающие виды. С одной стороны под нами, как на ладони, простираются горы и леса, с другой каменистый пик Неройки касается неба.

809A7818

 

Наконец закончилась зелень, начались курумы – каменные россыпи. Прыгать по твердым валунам казалось гораздо легче, но радость была кратковременной: чем выше мы поднимались, тем больше живых камней было под ногами. Первый отрезок пути мы прошли бодро и с хорошим настроением, но добравшись до подножья, организм требовал остановку. К тому времени наша цепочка растянулась на несколько десятков метров, и Алексей периодически останавливался, чтобы дождаться отстающих. Сам проводник не подавал признаков усталости, будто восхождение на гору – его любимое занятие перед завтраком.

809A7821

Расположившись на огромных камнях, мы решили подкрепиться, перед тем как продолжить путь. В то же время мы обнаружили, что незаметно оказались выше горы Тупая. Еще вчера подняться на нее казалось непосильной задачей – и вот мы уже разглядываем ее сверху. Где-то вдалеке виднелись крошечные желтые балки нашего лагеря.

809A7878

«Сейчас пойдем по хребту, будем идти цепочкой. Там есть опасные места, поэтому никто не бежит вперед», — сказал Алексей. Последнее, правда, было ни к чему, на бег уже не было сил.809A7825Пополнив запасы энергоресурсов, мы скинули с себя лишний груз. В рюкзаках осталось лишь самое необходимое – много воды, шоколад и теплая кофта. Рамиль, фотограф из Сургута, решил остаться с вещами. Несколько лет назад он уже поднимался на Неройку, для второго восхождения еще не созрел.

Первая часть группы постепенно отдалялась от отстающих и замыкающих. Останавливаться приходилось все чаще, но никто не возражал. Уклон приближался к 45 градусам, и искать устойчивые камни становилось все сложнее. Устали не только ноги, но и глаза – курумник расплывался в гигантское серо-зеленое пятно. Камни. Куда ни глянь, везде камни.

809A7946

«Здесь проходит граница между Азией и Европой», — эти слова будто встряхнули нашу группу. Жадно глотая воду и воздух, путешественники подняли взгляд. Каменистый хребет продолжался дальше и дальше, вырисовывая четкий рубеж между двумя частями света. Все это казалось чем-то нереальным, осознание приходит только спустя время.

809A8011

«Вообще, я боюсь высоты», — вдруг сказал Илья.

Что ж, самое время избавляться от страхов. Крутой подъем уже не позволял идти прямо, руками приходилось держаться за камни и аккуратно переставлять ноги. Сколько мы уже шли? Час, два? Ощущение времени осталось там, внизу, как и ощущение усталости. Организм лишь иногда просил сделать остановку, буквально минутку, чтобы восстановить дыхание и снова идти вперед. Если ранее в группе и шли разговоры о том, чтобы развернуться, то теперь пути назад не было.

809A8070

На небольшой террасе нас ждал привал. До вершины оставалось 150 метров. Казалось бы, совсем немного, но когда этот отрезок становится почти вертикальным, идти намного тяжелее. Иллюзия изматывала морально, заставляя считать шаги и воображаемые метры. Отчет продолжался ровно до того момента, когда впереди не оказалось больших камней – только узкий карниз и пропасть по левую руку. Я никогда не боялась высоты, но глядя вниз становилось как-то не по себе.

809A8119

Передвигаться пришлось бочком. Руки старались зацепиться как можно крепче, но как назло ухватиться было практически не за что. Мелкие камни сыпались с обрыва, как бы намекая, что следующим можешь оказаться ты. Миновав карниз, разум прояснился, в крови ощущался бешеный прилив адреналина. Еще раз на обратном пути? Да без проблем!

809A8080

Впереди уже виднелась вершина, а радостные крики первых поднявшихся заставили меня поторопиться. Последние несколько метров я пробежала, не глядя под ноги. Шаг, второй. Финиш. Вот она, Неройка. 1645 метров над уровнем моря. Но стоя на вершине, эти цифры не значат ровным счетом ничего. Единственное, что имеет значение — вид, простирающийся на десятки километров во все стороны. Ближайшие горы, высота которых раньше внушала чувство собственной незначительности, теперь казались небольшими холмиками. Медленно приходило осознание того, что цель достигнута. Ты сделал это. Переборол себя, свою усталость и сомнения.

809A8092

Времени на вершине было не много. Видимо хозяин горы захотел покоя, и Неройку снова укутала белая шапка густого тумана. На нас надвигались тучи и, чтобы не попасть под дождь нам пришлось поторопиться. Обратная дорога пролетела незаметно –совсем скоро мы вернулись к подножью.

809A7704

Встретили нас как настоящих героев: поздравляли с успешным восхождением и расспрашивали об ощущениях. В лагере ждала теплая баня и сытный ужин, а остаток вечера мы провели за чаем и дружескими беседами обо всем на свете.

Уезжать совсем не хотелось. За четыре дня горы и лес стали совсем родными, как и люди, с которыми мы разделили это восхождение. Умываться с утра в ледяном ручье, равно как и ждать чай 20 минут, стало привычным делом. Вспоминая о нашей медитативной лавочке, песнях у костра и видах, от которых захватывает дух, внутри и сейчас появляется приятная грусть. Неройка – это место, где нет покоя телу, и полностью отдыхает душа. И я обязательно туда вернусь.

ПОЛИНА ЗМАНОВСКАЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ