Игорь Корнелюк: «Если бы я питался тем, что люблю, то ел бы исключительно компоты, булки, пироги и пиво»

0
1015

Певец рассказал о планах борьбы с вредными привычками, любимой, но непозволительной еде и секретном проекте.

150818_320_(c)Andrey_Fedechko (2)

 

Про еду

Знаменитая опера «Евгений Онегин» начинается с того, что в семье Лариных варят варенье. Мимо проходят возвращающиеся с сенокоса девушки и поют: «Девицы-красавицы, душеньки-подруженьки». Так что это совершенно традиционное занятие не только для дворянства, но и для русской деревни.

Мы, конечно, не дворяне, но в нашей семье варенье было всегда. Сейчас мы обходимся без этого лакомства, поскольку лично мне сахар противопоказан. Мне всегда нравился компот из вишни. Это фантастика! Если бы я питался тем, что люблю, то ел бы исключительно компоты, булки, пироги и пиво. Но увы! Исключение делаю только во время поездок в Германию, где позволяю себе со смаком и расстановкой выпить огромную кружку светлого пива. Темное – это ближе к элю, такие английские штучки. Нефильтрованное пиво — вещь хорошая, но нужно знать, что оно все равно профильтруется, только заниматься этим будет печень. Так что полезнее фильтрованное, но нефильтрованное — вкуснее.

150818_301_(c)Andrey_Fedechko

Что касается закусок, то пиво вкусно со всем чем угодно – с любой рыбой, с мясом, колбасками. Знаете, в европейской кухне есть два глобальных направления: элитарная кухня – французская, когда на огромной тарелке живописно разбросано нечто малюсенькое, и деревенская кухня – когда на тарелке возлежит огромная рулька, картошка, капуста. Так вот я обожаю деревенскую еду — немецкую, австрийскую, швейцарскую. А у сына предпочтения с точностью до наоборот.

150818_323_(c)Andrey_Fedechko

 

Про секрет

Про новый проект не расскажу. Замечу, что это будет театр. Я пишу партитуру, а это крайне тяжело. Это не песенка, где голосоведение не важно. Здесь тысячу раз проверяешь каждую вертикаль, каждую нотку.

Это самая большая работа в моей жизни. Если б я знал, что это будет настолько трудно, может, и не взялся бы. Но я набрался смелости и храбрости для того, чтобы в эту реку войти. Сейчас нахожусь уже на середине реки. Мне по барабану — плыть вперед или возвращаться назад. Так что я лучше доведу работу до конца.

Честно говоря, у меня долго не получалось, я никак не мог войти в режим. Сейчас все наладилось. Два дня назад у меня произошла авария — перегорела лампа в пульте. А менять конфигурацию посреди процесса не хотелось, уж больно долго я не мог найти правильный звук. Лампа оказалась редкой. У коллекционера нашли новые, пересыпанные тальком японские лампы, выпущенные в апреле 1970 года. В то время я был еще маленьким. Представьте, она лежала и ждала своего час, встав в американский прибор, когда я стал уже взрослым дядькой! Поставил на пульт, и все заработало.

150818_317_(c)Andrey_Fedechko

 

Про вредные привычки

Хочется бросить курить. Но пока работаю, делать этого не буду. На самом деле, я неоднократно пробовал избавиться от пристрастия к табаку, особенно по молодости. В зрелом возрасте перестал эти заниматься. Во-первых, это большое удовольствие, во-вторых, это способ оправдания пятиминутного перерыва. Иначе сидел бы до бесконечности, а так вспоминаешь: «Ой! Я пять часов сижу и ни разу не покурил!» и бежишь проветриться. Вообще, когда я работаю в студии, сигарету могу не брать 5, 6, 12 часов. А вот перед концертом просто обязан покурить. Это моя личная попытка настроиться и сосредоточиться. Если артист вам скажет, что он не нервничает перед выходом на сцену, он либо врет, либо он — не артист. Одно из самых сильных впечатлений юности — знакомство с Аркадием Райкиным. В 14 лет меня привели к нему за кулисы. Потрясло то, что он ужасно нервничал. «Как? Это же Райкин, билеты на которого спрашивают за несколько кварталов!», — думал я. Долго не мог понять природы такого состояния, пока сам не стал выходить на сцену.

150818_306_(c)Andrey_Fedechko

Текст: Алая Маркова
Фото: Андрей Федечко

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ