22 июня 1941-го. Говорят ветераны

0
1418

74 года назад без объявления войны фашистская Германия напала на Советский Союз. 22 июня началась Великая Отечественная война: 1418 тяжелых дней и ночей, 27 миллионов погибших. Выстояли! Так вспомним истории ветеранов и узников концлагерей России, Беларуси и Европы, которые смогли выжить в это страшное время.

Ему было 16 лет, когда он пошел воевать с фашистами. Казалось бы, совсем мальчишка, но судьба ветерана Великой Отечественной войны, полковника в отставке, участника Парада Победы 1945-го года в Берлине Дениса Иохина заставила повзрослеть еще раньше —  в 8 лет он остался сиротой, с маленьким братом на руках…

IMG_1438

«Я рано остался без родителей, с 8 лет рос в детском доме, сам устраивал свою жизнь. В 15 лет меня отправили в Николаев работать на чугунном заводе, я делал формы для разлива чугуна. А когда пришла война, мне было 16, но я считал себя взрослым человеком», — говорит Денис Михайлович.

Отобрала война и последнего близкого человека – брата, он погиб под бомбежкой немцев в совсем юном возрасте.

«И больше у меня никого не осталось, тяжело было, — вспоминает ветеран. – Помню нашу последнюю встречу… Обнял его и больше никогда уже не увидел. Нас эвакуировали в разные города по разным возрастным группам. Меня отправили в Астрахань, его —  в Сталинград, а когда немцы подошли к городу попытались переправить на Урал водным путем. И как раз налетели немцы, стали бомбить, так брат и погиб».

H-RZ3C_4x8g-1024x682

«Однажды меня спросили: «Почему немцы тебя не убили?». Я не знала, что ответить, и до сих пор не понимаю, как осталась жива», — говорит бывшая малолетняя узница концлагеря в Германии Алина Веселова. Ей было всего несколько месяцев, когда началась Великая Отечественная война. — 22 июня мой папа уехал в Ленинград, работать на заводе. И умер в 29 лет от голода. Соседи завернули тело отца в одеяло и оставили перед подъездом дома. До сих пор я не знаю, где он похоронен. На память об отце остался только мишка, которого он хотел подарить мне, но не успел. А 22 июля, спасаясь от немцев, Псковская область уже была оккупирована, мама со мной на руках убежала в лес. Не знаю, как она смогла выжить в землянке. У нее пропало молоко, и кормить трехмесячную дочь стало нечем. Я выжила благодаря соседской корове».

На груди пана Владимира Стрменя из словацкой Банска-Быстрицы много орденов, по паспорту ему 87, но начинает играть «Катюшу», «Смуглянку», «Рябину кудрявую», «Сулико», «День Победы» и в глазах – всего 17. Именно 17 лет было пану, когда началась война.

00001 (235)

«Песнями мы поднимали боевой дух. Я не знал русского языка, не знал русских песен – всему научили советские командиры, добрые они были. Они пришли и повели нас против германов, помогли нам побить фашизм, — Владимир Стрмень разводит руками. — Ваши самолеты привозили нам солдат, много оружия. У германов были самолеты, пушки, винтовки, пулеметы их было много-много, а нас мало. Тяжело было, плохо было».

NYU_5401-1024x683

«До войны я видела самолеты только в кино. И тут ночью меня с ребятами взяли и посадили в самолет, летим и думаем: «Ох, какие звездочки!» А это нас уже обстреливают… — Говорит ветеран Великой Отечественной радистка из Минска Тамара Завгородняя – Юрасова. — Мне было восемнадцать, когда я пошла в первый бой. Бежишь, вокруг стреляют…Опытные ребята кричат нам, девчонкам: «Ложитесь, что вы бегаете?!» Страшно было… Я увидела раненого старичка, решилась его вытаскивать. Он говорит: «Доченька, да ты меня не тащи, ты молодая, тебе жить надо…» А я плачу и тащу его, хоть и сил у меня особых нет. И не медсестра я, но как могла, перевязала его».

Как убегали немцы и не сдавались в плен японцы,  как 8 мая прогремела весть о победе, и с какими мыслями молодые парни уходили на фронт.  В свои 94 года ветеран Великой Отечественной войны югорчанин Виталий Задорожных помнит каждую минуту  того страшного времени:

IMG_4366

—  Это не мне надо, это нужно знать вам. Люди нашего возраста уходят из жизни, и пока еще есть кому говорить, нужно слушать.  Тогда в 41-ом весь народ поднялся на защиту Родины, действительно весь.  Я шел защищать свою страну, был хорошо физически подкован, всегда занимался спортом – лыжами, плаванием… Мы все шли на фронт с мыслями о победе, хотя в первые годы войны, и сейчас уже можно об этом говорить, было очень трудно и тяжело – государство оказалось не слишком подготовленным.

Яну Худику — 88. «Уже старик, осталось недолго, но пришел апрель — а я живу!» — Говорит ветеран 4 украинского фронта. 6 мая его сердце приняло вражеский огонь на себя. С тех пор Ян так и живет: с улыбкой во взгляде и осколком от гильзы у сердца. Осколок и сердце всегда двигаются вместе.

NYU_4511-1024x683
Война застала Яна 18- летним парнишкой. Он вступил в Красную Армию в восточной Словакии. Прошел через территорию Польши, освобождал Чехословакию и даже Германию. Именно за освобождение Германии на груди у него висит медаль, но Ян не считает ее главной наградой.
«Я вытерпел, остался жив — это самое главное!- говорит он.

ДАРЬЯ ЦУМАНКОВА

Фото: Артем Сонсин, Николай Южанин, Роман Радчук

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ