Руфат Гасанов: «В «Хамелеоне» всё было очень спонтанно и по-идиотски, зато рок-н-ролл жив!»

0
1206

Руфат Гасанов работал режиссёром межпрограммного пространства на телеканале «Дождь», когда в 2010 году решил съездить в Баку, чтобы навестить друзей и родителей. С этого всё и началось.

Руфат Гасанов: "В "Хамелеоне" всё было очень спонтанно и по-идиотски, зато рок-н-ролл жив!"

«Так получилось, что однажды выпивая с друзьями, я встретил старого товарища и в ходе беседы сказал, что планирую снимать полнометражные фильмы (до этого у Руфата вышло несколько короткометражных работ). «В чём проблема?», — спросил он. Я сказал, что нет денег. В этот же вечер он дал мне 10 тысяч долларов. Пришлось уволиться с работы».

Со своим сосценаристом и сорежиссёром Эльвином Адыгозелом они поехали в одну из старых азербайджанских деревень.

«Профессиональных актёров у нас не было, кроме главного героя, который покупал дом. Все остальные — это жители самой деревни, сантехники, маляры».

Снимали 6 дней, без профессионального света, одним фотоаппаратом и двумя объективами.

«Я снимал этот фильм, потому что, честно, руки очень чесались. Хотелось снимать кино, денег было мало, времени тоже. Зато казусов было много. Во время съёмок одной из последних сцен, когда Ниджат (Фарид Бахрамов) стоит перед административным зданием, к нам вышли представители из Министерства Юстиции и попросили показать разрешение на съёмку. Естественно, у нас его не было. Мы сказали, что уходим. Ушли. Потом быстро вернулись, сняли, а потом убегали, в прямом смысле слова, от блюстителей порядка».

С этим материалом Руфат вернулся в Москву, без работы, без особых планов на будущее и без понимания, что делать дальше.

«Я показал видео Анне Гудковой (куратору и ведущей продюсерского и сценарного питчингов на «Кинотавре»). Она познакомила меня с Бакуром Бакурадзе (кинорежиссёром и сценаристом). Сначала мы отсеяли все «мёртвые» кадры, а дальше я заперся в своей монтажке примерно на год. У нас было  5 разных по темпоритму монтажных версий. И я, наверное, видел фильм раз сто, и каждый раз хотел что-то поменять».

Получилось такое медитативное кино с возможностью для интерпретации.

«После выхода «Хамелеона» многие стали обвинять меня в том, что я нарочито снимаю то, что сейчас принято называть «унылым говном». Поэтому чтобы как-то, в первую очередь, доказать себе, что это не так, я снял короткометражный фильм в 25 минут. Это абсолютно противоположная история. Там всё просто мчится, очень динамично, всё снято с рук, и ни разу не похоже на этот фильм».

Руфат переехал в Соединённые Штаты Америки в  15 лет, через 6 лет приехал в Россию, сейчас живёт в Вильнюсе. Со своей исторической родиной у него не однозначные отношения, но тем не менее он представляет фильм как азербайджанский режиссёр.

«Мне интересно работать и снимать там. Как древнегреческий Антей прикасается к земле, чтобы почерпнуть силу, так и я возвращаюсь в Азербайджан, чтобы найти творчество».

КЭТРИН МИГАЛЬ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ